«Управление персоналом», № 15 (101) 



«В частной школе учитель может и учить, и воспитывать каждого ребенка более успешно» (Интервью Кнопова Г.С.) 

Геннадий Сергеевич, расскажите, пожалуйста, об истории создания лицея. Почему вы решили заняться этим делом?

- Лицей был создан в 1992 году. Мой сын окончил 9 классов, и ему надо было учиться дальше, а школа, в которой он учился, нам не совсем нравилась. И вот тогда на семейном совете было принято решение попытаться организовать своё собственное учебное заведение, что и удалось сделать. Так был создан лицей "Москвич", которому в июне пойдет 13-й год.

Все эти годы мы старались давать неплохое образование ученикам, которые к нам приходят. Это, как правило, те, у кого друзья или родственники уже учатся в лицее. Для того чтобы к нам поступить, ученик должен пройти тестирование по таким дисциплинам, как русский язык, литература, математика и английский язык. Это касается всех ступеней школы, начиная с первого класса. Кстати, лицей имеет государственную аккредитацию и лицензии по всем ступеням обучения - с 1-го по 11-й класс. После того как ученик пройдёт тестирование, с ним беседует руководство лицея, предполагаемый классный руководитель, психолог, затем принимается решение о приёме этого ребенка.

Каков результат нашего обучения? Мы знаем, что наши выпускники в своем абсолютном большинстве поступают в высшие учебные заведения Москвы, России и за рубежом. Среди наших бывших учеников есть студенты таких престижных вузов, как Оксфордского, Венского, Нью-Йоркского университетов. Многие из них уже окончили эти учебные заведения и работают. Это мы знаем, потому что наши бывшие выпускники часто к нам приходят и делятся с нами своими успехами, неудачами и волнениями.

За годы работы лицея (мы начали выпуски с 1994 года) наши ученики получили 15 золотых и 12 серебряных медалей. Мы полагаем, что это неплохой результат.

Теперь об учителях. В настоящий момент в лицее работают 65 преподавателей, из них 38 учителей высшей категории, 19 отличников просвещения Российской Федерации, два заслуженных учителя РФ, 6 кандидатов наук, в том числе и ваш покорный слуга, и один член-корреспондент Российской академии естественных наук. Состав учителей постоянный: многие проработали от 5 до 12 лет. В силу естественных причин и других обстоятельств определенная ротация всё-же идёт. Но, как правило, основной костяк учителей остается неизменным в течение многих лет. И я полагаю, что это очень важно, когда работает слаженный, дружный коллектив, которому по плечу те проблемы, которые перед нами ставит современная жизнь, наше государство и наше общество.

Скажите, пожалуйста, кто ваши ученики?

- Сейчас в лицее учатся 220 человек. В старших классах - до 18 человек в классе, в младших чуть поменьше, как правило, не более 16 человек. Английский язык преподается с первого класса по программе британского совета, а французский или немецкий язык, по выбору ребят и их родителей, - со второго класса.

Как я постепенно осознал в течение этих лет, у нас учатся представители трёх крупных социальных групп. Первая -это наша интеллигенция, ибо лицей так расположен, что вокруг много серьезных учебных заведений. С МГУ у нас сложились очень хорошие отношения, особенно с факультетом химии. Недалеко от нас расположен Российский государственный институт нефти и газа им. Губкина, Московский институт радиоэлектроники и автоматики, РУАН и другие вузы. Поэтому многие сотрудники этих институтов отдают своих детей учиться к нам. Для нас это тоже очень важно, потому что можно пригласить кого-то выступить перед ребятами. Например, мы предполагаем реализовать предварительную договоренность с кафедрой лазерных установок МВТУ. Одно дело, когда учительница рассказывает об этом на уроке, а другое - маститый учёный. Причём не просто рассказывает, но перед ребятами стоит эта аппаратура. Это очень важно. Тем более что сейчас заканчивается "бум" экономистов и юристов, и многие ребята начинают вновь возвращаться к тому, что было доминирующим в далекие 50-е годы. Тогда было престижно учиться в МИФИ, МГУ, Энергетическом институте, в МВТУ. И сейчас эти вузы постепенно, как я понимаю, начинают вновь приобретать большой вес. Это первая категория наших учеников. Вторая категория - это дети госслужащих. Как правило, это люди среднего звена и даже весьма высокого уровня. И третья категория - дети представителей бизнеса. Их немного, но они тоже присутствуют здесь.

Постепенно я выработал такую точку зрения, что очень важно давать ребятам не то, что в данный момент модно, а хорошее классическое образование. Очень важен приоритет математики, русского языка, истории, химии, физики.

Особенности современной жизни таковы, что многие наши ребята поставлены в весьма сложные условия: их привозит сюда машина, после пребывания в лицее увозят домой, где они находятся долгое время один на один с компьютером, с охраной, с няней. Поэтому очень важно, чтобы ребенок посещал выставки, другие города, другие страны.

У ребят трудная жизнь. Во-первых, сейчас несоизмеримо увеличился объем информации, который они должны усвоить, именно поэтому им нужно отдыхать и заниматься спортом, искусством. У нас работает 12 всевозможных секций, начиная от такой экзотической, как айкидо, и заканчивая аэробикой. Есть даже бисероплетение, не говоря уж о классических - хор, музыка, фортепиано, гитара, изучение сложных страниц истории России. Ребята ездят по городам России, в том числе в Новгород, Санкт-Петербург и за границу. В новом учебном году мы предполагаем создать драматический детский театр. Представляется необходимым отметить хорошие отношения с юго-западным окружным управлением образования г. Москвы, где я являюсь членом коллегии. Большое влияние негосударственным образовательным организациям, в том числе и нашему лицею, уделяет руководитель управления Михаил Юрьевич Тихонов.

Геннадий Сергеевич, учитель - не только профессия, набор навыков, но по большей части призвание. Как вы наколите новых учителей, выбираете их?

- Старым дедовским способом - по рекомендации. Мы встречаемся с человеком, беседуем. Конечно, есть элемент риска, человек проявляет себя постепенно. Бывает так, что кому-то мы вынуждены отказывать. Это естественно, потому что существуют некоторые нюансы. Мы должны прислушиваться к пожеланиям родителей. Не к капризам, но к пожеланиям. Эти понятия очень важно разделить. Необходимо хорошее взаимодействие с родительскими комитетами классов. Мы обязательно создаем и родительский комитет школы, который является связующим звеном между родителями и руководством лицея.

Хороший учитель – кто это в вашем понимании?

- В моём понимании хороший учитель - это тот, кто доступен для ребят, хорошо знает свой предмет и может его хорошо изложить; кто строг и справедлив, и умеет держать себя в руках. Это чрезвычайно сложно, особенно с нашими ребятами. Многие из них набалованные деньгами, возможностями. Учитель должен быть человеком слова. Дал слово - держи его. Бывает, что пообещал и забыл. А ребята ничего не забывают, я в этом убедился. Но самое главное, чтобы учитель был просто хорошим человеком.

Учителям сложнее работать в частном лицее?

- Я полагаю, что да, и значительно. Сложность в том, что классы маленькие. Мы должны донести знания до всех. Но когда 30 человек в классе, то ты доносишь до группы. А когда 14 человек в классе, ты действительно видишь каждого и понимаешь, что должен достучаться до каждого. На уроках иностранного языка, математики и информатики классы ещё делятся на меньшие группы - по 7 человек. А так дети везде одинаковые, они непосредственны, у них бывает разное настроение. Например, как-то на перемене ко мне подбежал малыш и спрашивает: "Ты что, директор что ли?"

Предполагается, что в 2008 году школу закончит ровно столько детей, сколько сейчас мест в вузах страны. Как вы охарактеризуете эту ситуацию? Что бы вы делали, если бы были президентом страны или министром образования?

- Я полагаю, что конкурс в вузе должен быть, и престиж вузов должен быть высоким. Может быть, это мысль крамольная и жестокая, но я бы сократил количество вузов и за счет этого перевел деньги и в государственные учебные организации, и в какой-то степени помог бы негосударственным организациям, например посредством уменьшения арендной платы. И очень важен престиж. Раньше в нашей стране относились трепетно к образованию как таковому. Необходимо постараться вернуть образование на такой уровень. Образованными должны быть только люди способные, которые могут принести большую пользу государству.

Многие говорят об одной и той же проблеме, что до сих пор вузы штампуют студентов, которых два года нельзя вообще никак использовать на работе. Как вы, человек с большим опытом работы в образовании, можете охарактеризовать эту проблему? Как можно изменить эту тенденцию? И можно ли вообще её изменить?

- Полагаю, что это можно изменить следующим образом: студенты должны больше заниматься практикой. Я сам преподаю в вузе и считаю, что студенты со второго курса должны ходить в суды, смотреть дела, принимать участие в работе судов в качестве клерков. Они должны посмотреть, что такое реальная работа. Мне думается, что государство должно тратить энное количество денежных средств на то, чтобы люди с 1 - 2-го курса имели возможность посмотреть на практике, что такое их профессия. И тогда, я уверен, многие бы задумались и как-то изменили направление своей жизни.

Исполнилось 12 лет, как начало действовать ваше образовательное учреждение. Многие ваши выпускники уже закончили вузы, приступили к работе. Что вы можете рассказать о них? Как устроилась их профессиональная жизнь, карьера?

- Есть девочка, которая окончила Кембридж и сейчас занимается проблемами гостиничного комплекса в России. Парнишка окончил Венский университет, он тоже устроился очень хорошо. Многие, кто закончил Губкинский институт, занимаются актуальными сегодня проблемами нефти и газа и добиваются неплохих результатов. Ребята приходят к нам уже вполне солидные, серьезные. Есть среди наших выпускников и люди, которые организовали свой бизнес. У одного из них свой ресторан. Одна девочка стала неплохим юристом, у неё собственная юридическая контора. Это один из первых выпусков в 1995 - 1996 годах, т. е. люди уже лет пять работают. Как правило, все наши выпускники устраиваются неплохо. Тем более что пока жизнь дает такую возможность. Что будет дальше, посмотрим. В 90-е годы тот, кто желал, кто имел хорошие знания, настойчивость, мог неплохо устроиться.

А когда вы выбираете, кто будет у вас учиться, вы смотрите на способности детей или проводите какой-то конкурс и среди родителей тоже?

- Вопрос, как говорится, интересный. Здоровье ребенка, степень его обучаемости – это очень важный момент. Даже не важно, что ребенок знает, важно, насколько он готов понять, осознать. Бывает так, что не дети виноваты в том, что они чего-то не знают. К примеру, приходит ученик из государственной школы и не имеет элементарных знаний по физике. А оказывается, у них полгода не было учителя физики. Кого обвинять в этом? А мальчишка умненький. Вот и решайте: брать его или не брать. Я считаю, что в таких случаях надо человека брать. Конечно, смотрим и на родителей, потому что иногда приходят такие интересные люди.

То есть вы ставите определенный фильтр и тем самым немного защищаете ваших преподавателей?

- Конечно. Недавно мы не продлили договор с родителями мальчика из третьего класса, потому что ему очень трудно учиться. Наш психолог сказал, что ему нужно индивидуальное обучение. У нас есть такое право - не продлить договор с родителями ученика. Правда, пришлось выслушать в свои адрес много всего. В нашем лицее работают два психолога: один в младших классах, другой - в старших. В младших классах стажируется молодой, перспективный специалист. А в старших классах работает очень опытный, творческий, с научными интересами человек. Я считаю, что это большое приобретение для лицея.

Многие родители думают о том, куда отдавать ребенка учиться. В государственных школах идёт массированная кампания по очернению частного образования. Какие аргументы вы бы выставили за частное образование? Какие его плюсы по сравнению с государственным образованием?

- Прежде всего все мы, работающие в негосударственном образовании, твердо убеждены в том, что в Российской Федерации, в том числе и в Москве, существует только одна, единая система образования, частью которой и являются негосударственные образовательные организации. Возвращаясь к вашему вопросу, следует отметить, что частное образование имеет следующие положительные стороны. Уже само его существование предполагает некую альтернативу для родителей и детей. Это первое. Второе - небольшие по численности классы позволяют доходить до каждого ребенка. Это очень важно. Третий важный момент - несомненно, возможности интеллектуального развития в частных школах выше. Это поездки по России, за границу, отдых с проживанием в иностранных семьях. И потом в частной школе, в небольшом классе могут реализовать себя те ребята, которые в обычной школе найти себя не смогли в силу, например, особенностей характера или темперамента. Мы видим в каждом ребенке личность, видим его особенности, способности и недостатки, поэтому учитель может и учить, и воспитывать каждого более успешно.

Еще один момент. Мы предоставляем пусть не намного, но всё-таки более высокую зарплату учителям, чем в государственных школах. По крайней мере сейчас. Что будет дальше, никто не знает. Значит, какой-то элемент выбора у нас присутствует. Мы можем выбрать того учителя, кого считаем лучшим. Не всегда угадываем, так как жизнь - сложная штука. Но сейчас этот вопрос прорабатывается, чтобы было меньше промахов. То есть учительский состав может более эффективно совершенствоваться, чем в государственных школах, что чрезвычайно важно. Кроме того, мы можем выбрать среди учеников желающих учиться. У государственных школ такого права нет.

Мы не только на уроке можем доходить до каждого ребенка, но и даем возможность развиваться интересам детей. Мы пытаемся увидеть, почувствовать, у кого какие творческие способности. И у нас их проще развить. Когда в классе немного учеников, классный руководитель лучше чувствует наклонности ребенка и может дать ему такую задачу, которая его развивает. Отсюда и интерес к школе вдвойне.

Преимущество маленькой школы и в том, что наши дети дружат не только по параллели, но и по вертикали. Каждый учитель знает каждого ребенка, независимо от того, работает ли он в этих классах. И детям удобно, когда их знает каждый, и они могут обратиться к любому взрослому. У нас единая семья, единый коллектив.

Спасибо.